Infpol.ru: "Украинские беженцы: "Мы надеемся только на себя"

Журналисты infpol.ru встретились с переселенцами из Украины. Прошло уже больше года с того дня как в Бурятию прибыл первый борт с беженцами из Украины. Все, наверное, помнят, как в аэропорту Улан-Удэ тогда встречали растерянных, испуганных, порой даже в слезах, людей, вырвавшихся из огненного ада Донецка и Луганска. С трапа самолета на землю Бурятии сходили тогда мужчины, женщины, дети. Особенно запомнился, почему-то, подросток, крепко прижимавший к груди собаку...
Прошел год. Многое изменилось с тех пор. Некоторые из беженцев уехали из Улан-Удэ в другие города России, другие вернулись на родину. А вот для части из них Бурятия стала новым местом жительства. Как живется этим людям, как встретил их наш суровый край, с какими трудностями пришлось столкнуться беженцам, на что они надеются? Все эти вопросы мы и задали российским украинцам, с которыми встретились в эти дни.
По данным УФМС, с 2014 года в экстренном массовом порядке в Бурятию прибыло порядка 1100 граждан Украины. Позднее в другие субъекты либо за пределы России выехали порядка 400 граждан Украины. Через органы соцзащиты беженцы получили единовременную материальную помощь в размере 10 тысяч на одного человека.
"Куда первый борт был, туда мы и полетели"
Людмила Корзюк, уроженка города Славянск, ступила на бурятскую землю 14 августа 2014 года - вместе с мужем и дочерью.
- В Бурятию мы прилетели первым бортом МЧС. Мы попали сюда, ничего не зная об этом месте. Нам сказали, что летим в Улан-Удэ, и мы полетели, другого выхода не было. Сидеть и чего-то ждать в Крыму, в центре размещения... Родственников и знакомых в России у нас нет, так что нам было все равно, куда лететь, - говорит Людмила Алексеевна.
"Оставаться в Славянске было опасно"
В Славянске у Людмилы остался дом, где живет ее мама-пенсионерка и сын. Максиму 22 года, он с первых дней воюет в ополчении.
- Нам возвращаться туда нельзя. Недавно была милиция, разыскивают нас, потому что мы помогали ополченцам, - поясняет женщина.
Вспоминая родной дом в Славянске, Людмила едва сдерживает слезы.
- Оставаться в Славянске было опасно. 4 июля ночью ушло ополчение, 5 июля позвонил сын и спросил, где мы находимся. Мы сказали, что дома. Он сообщил, что украинская гвардия заходит в город, и сказал нам срочно уходить из Славянска. С автовокзала автобусы уже никуда не выезжали - их не выпускали. Нам пришлось выходить пешком из города через поля, луга, так мы добрались до Краматорска. Там сели на автобус и поехали в Донецк. В Донецке ополчение помогло сесть в поезд. Так мы добрались до Крыма. В Крыму, в Евпатории, мы провели 1,5 месяца. Ждали, когда нам оформят документы и проходили проверку. И затем сразу полетели в Бурятию, - вспоминает наша собеседница.
Неудачное трудоустройство в Бурятии
В Бурятии, как и прочих беженцев, семью Людмилы разместили в "Светлом". Здесь они находились до сентября, пока не подвернулась работа в Кабанском районе. Казалось бы, все хорошо - есть работа, есть и крыша над головой (работодатель предоставлял жилье). Но не тут-то было - рассчитываться с рабочими не торопились.
- В фирме нам не заплатили. Работали там 1,5 месяца и смотрим - люди увольняются все. Нас там оставалось 4 семьи украинцев, охрана и все. Спрашивали про зарплату, обещали заплатить, но не платили. Написали заявление и уехали сюда, в неизвестность. В Улан-Удэ мы уже год. Если бы не муж, не знаю, как мы бы выжили. Он нашел здесь работу, а я первую зарплату получила только в январе, - делится женщина своими злоключениями.
За год дочь Людмилы - Катя, закончила колледж, сейчас работает парикмахером, а также заочно учитсяво ВСГУТУ.
- Муж временно не работает, только мелкие подработки. Работал кочегаром в котельной, но еле выдержал эту зиму, здоровье плохое, - рассказывает Людмила.
Сама она работает продавцом-кассиром. Как сообщила беженка, в Славянске ее семья работала на железной дороге.
- Я отработала 24 года дежурным по станции, дежурным по парку, муж работал составителем поездов. Сын также работал с нами. По профессии ищем, но работы нет, доказать, что мы железнодорожники не можем. Переслать трудовые сложно - документы по почте могут затеряться, а передавать через людей - есть опасность, что на блокпосте возникнут неприятности, - рассказывает украинка.
Зимы ждем-не дождемся!
Людмила рассказывает, что в Бурятии непросто было найти такое жилье, где хозяин соглашался оформить регистрацию.
- Жить здесь тяжело: дома было все - и дом, и работа. Здесь же ипотеку взять не можем, нам уже не по 20 лет. Поживем-увидим.. А вот город нравится. Зима здесь лучше, в сравнении с нашей. Нет грязи, слякоти, мороз держится - и чудесно. Эту зиму тоже жду-не дождусь. На Украине сейчас уже холодно, а отопление не включили до сих пор. У моей мамы не хватаетпенсии, чтобы платить за отопление. Не знаю, как переживет зиму, - с грустью говорит женщина.
Возвращаться не планируем
Первым человеком, с которым познакомились и подружились в Бурятии, для семьи Корзюк стал уроженец Славянска, который живет в Бурятии 15 лет.
- Он приехал нас проведать в "Светлый". С тех пор мы и общаемся.В выходные встречаемся со знакомыми - общаемся с семьей со Славянска, с другими соотечественниками, с коллегами,- рассказывает Людмила Алексеевна.
Поддерживают общение украинцы и с родными, оставшимися в Славянске.
- В том, что ситуация стабилизируется, нас берут сомнения. Если Славянск будет под Украиной, нам туда возвращаться нельзя. На данный момент мы планируем оставаться здесь. Уезжать в какой-то другой регион смысла мы не видим. Дочка уже получила удостоверение участника программы переселения соотечественников, мы тоже с мужем подали документы, ждем ответ. Получится - будем рады, - с надеждой в голосе завершила разговор Людмила.
Не беженцы, а временно прибывшие...
Наши следующие собеседники Анна Лиховайда и Вероника Колядюк познакомились в реабилитационном центре "Светлый" в сентябре 2014 года. С тех пор молодые женщины и сдружились. И Анна, и Вероника, прибыла в Бурятию 2 сентября.
Анна родилась и жила в шахтерском городе Антрацит. На родине у нее остались сестра и мама. В Бурятию она приехала с мужем и двумя детьми. Супруг нашей собеседницы работает вахтовым методом в "Бурятзолото", дети (сын и дочь) учатся в 57 школе, а сама Анна работает кондитером в "Бурятхлебпроме".
- В Бурятии нас приняли хорошо. Предлагали работу в районе, но мы туда уезжать не захотели - заработная плата всего 8 тысяч, из них почти треть надо платить за жилье. Мы остались в городе, сняли квартиру, нашли работу, - рассказала Анна.
Женщина говорит, что за год ее семья уже адаптировалась к новой жизни, однако нелегко приходится дочери - одноклассники обижают девочку, и из школы она часто приходит заплаканной.
- Первое время было очень непросто, работу нашла не сразу. Первую зарплату я получила в январе. Многие наши соотечественники не смогли здесь обустроиться и переехали. Одна знакомая переехала в Новосибирск, - говорит женщина.
Мы побывали в доме переселенцев. Обстановка в квартире скудная - в зале стоит компьютер на столике, есть еще один небольшой стол, на котором стоит телевизор и диван, который хозяйка привезла несколько дней назад.
- Сами купили телевизор, стол дали в соцзащите, компьютер и компьютерный стол отдали добрые горожане. Также дали посуду, постельное белье, теплые вещи. Очень благодарю Ирину, медсестру, она работает в БСМП - она мне дала стиральную машинку, утюг. Помогала и Алина, сотрудница МЧС, - рассказала нам беженка.
Немного выручила и единовременная выплата от министерства социальной защиты - по 10 тысяч рублей на человека.
Вероника Колядюк из Донецка приехала в Бурятию с матерью и мужем. В Улан- Удэ у Вероники родился сын.
- К нам, беженцам, предвзятое отношение. Мы долго не могли найти квартиру. Перед тем, как найти жилье, обратились в агентство недвижимости. Многие, когда узнавали, кто мы, думали, что не будем платить, будем выпивать. Хозяйка квартиры, которую сейчас снимаем, сама украинка, здесь живет 20 лет, - говорит девушка.
Супруг Вероники работает на свинокомплексе, мама - мастером в торговом центре, а сама Вероника занимается воспитанием сына.
- Работодатель выплатила пособие по беременности и родам в сумме 35 тысяч рублей. Оформили декрет, а ФСС сейчас не может вернуть эти деньги моему работодателю, потому что я не имела права получать эту выплату. Теперь мы должны вернуть эти деньги, - разводит руками девушка и добавляет. - Мы не имеем никаких прав, мы, оказывается, не беженцы, а временно прибывшие.
В Донецке Вероника закончила университет и получила специальность преподавателя украинского языка.
- Я работала два года в газете, затем в компании по поставке продуктов в кафе, принимала заказы. Муж и мама работали на шахте, - сообщила нам девушка.
На родине, по слова Вероники, дела плохи.
- Если в Улан-Удэ зарплата 15-18 тысяч, то там 6-7 тысяч рублей - это просто космос. Пенсия у моей бабушки 2 тысячи. Зарплаты и пенсии сейчас в ЛНР и ДНР выдают в рублях. Гривна к расчету почти не принимается, - рассказывает украинка.
В Украине у девушки остались родственники по стороне матери, а также дедушка, с которым "по политической теме разругались".
- Очень много близких людей на этой теме начали конфликтовать. Телевизор делает свое дело. Но людей мы не виним. Дедушка родился и до 40 лет жил в Донецке, потом переехал в Киев, - вспоминает наша собеседница.
А вот в Бурятии украинкам нравится.
- Погода здесь хорошая, никаких неожиданностей нет. Солнца больше. У нас месяцами не видно было, то тучи снежные, то дождевые, - говорят девушки.
И в конце, немного о ближайших планах.
- Сейчас наша главная цель - получить российское гражданство. Гражданство России даст нам больше возможностей, - заключила Вероника Колядюк.
Источник: infpol.ru