Арена

В сегодняшней статье будет много цитирования. Заранее прошу за это прощения, но в данном случае это было просто необходимо...
В детстве я, как и многие мальчишки, мечтал о далеких звездах, других планетах, космических перелетах, иных разумах. Классе в пятом-шестом посещал астрономический кружок, смотрел в телескоп в космические дали, регулярно ходил в планетарий, выписывал ежегодный астрономический календарь, делал измерения. Ну и, конечно, зачитывался фантастикой.
В отцовском доме была большая, в несколько тысяч томов, библиотека. Среди множества серьезных книг, собраний сочинений, энциклопедий, литературных раритетов, "макулатурных" изданий и прочих интеллектуальных сокровищ, пару полок занимала фантастика. Если кто увлекался, наверняка помнит: были в то время такие советские сборники - "Фантастика-1969", "Фантастика-1970" и т.д. А еще была потрясающая серия под названием "Библиотека зарубежной фантастики" - такие небольшие книжки с тонкой обложкой. В каждом подобном сборнике, как правило, среди кучи разной ерунды попадались 1-2 действительно шедевра. Например, "Чокки" Джона Уиндема, "Срок авансом" Уильяма Тенна, "Огненный цикл" Хола Клемента, "Погоня" Артура Порджеса, или что-нибудь вкусное из Роберта Шекли, Айзека Азимова или Гарри Гаррисона. Это сейчас можно достать любую книгу, любой рассказ или повесть. Если нет - найти в интернете. А тогда эти старые сборники зачитывались нами до дыр.
Один из таких шедевров - фантастический рассказ "Арена" американского автора Фредерика Брауна, написанный еще в июне далекого 1944 года. Сюжет рассказа достаточно прост: к Земле приближается армада пришельцев для того, чтобы уничтожить нашу цивилизацию. Земляне, в свою очередь, выставляют весь свой космический флот. Но силы двух цивилизаций практически равны.
В этот момент по Вселенной путешествует некий древний космический разум - Сверхцивилизация. Видя, что вот-вот начнется война между двумя разумными цивилизациями на тотальное уничтожение, Сверхразум принимает решение вмешаться в гибельный конфликт. Дальше я лучше процитирую:
"Путешествуя в пространстве и времени, я обнаружил две цивилизации, готовые начать войну, которая истребила бы одну из них и настолько ослабила бы другую, что она неизбежно регрессировала бы и уже никогда не выполнила бы своего предназначения, а распалась бы и вернулась в прах, из которого поднялась. Но этого не должно случиться. (...) Поэтому я и вмешался перед началом битвы, столь равной, что результатом ее будет истребление обеих цивилизаций. Одна из них должна выжить. Выжить, чтобы развиваться дальше. (...) Поэтому я решил вмешаться сейчас. Я полностью истреблю один флот без всяких потерь для другого. Так одна из цивилизаций сможет выжить. (...)
Я выбрал двух индивидуумов - тебя и Пришельца. Тебе и твоему противнику предстоит выдержать поединок. Оба вы наги и безоружны, обстановка одинаково незнакома обоим, одинаково неприятна для обоих. Время не ограничено - здесь нет времени. Один из вас победит. Его цивилизация выживет. (...) Это справедливо. Условия таковы, что решит не случайное физическое превосходство. Между вами барьер. Ум и мужество будут важнее силы. Особенно мужество - воля к жизни. (...) Пока вы здесь, в известном вам мире время стоит на месте. И если ты умрешь, ты умрешь на самом деле. А твоя смерть будет концом всей вашей цивилизации".
В общем, потрясающий рассказ, читающийся, что называется, на одном дыхании и сейчас. Почему я вспомнил о нем именно сегодня? Наверно потому, что прочитал вот это. Если вы сумеете осилить эти семь абзацев животной ненависти до конца, и при этом вас не стошнит, считайте, что вам крупно повезло. И вы наверняка согласитесь с тем, что назвать человеком написавшего такое нельзя. Это - турок, и этим все сказано.
Можно долго разглагольствовать о том, что с этим племенем нам не о чем разговаривать и не о чем переговариваться, если даже их интеллигенция (если, конечно, к данной эпистолирующей особи вообще применимо это слово - П.) позволяет себе вещи, выходящие за грань любой морали. Можно вспомнить и о том, что это поганое племя не приемлет благородства и понимает только силу. Что живя с ним в соседстве, нужно всегда держать наготове увесистую дубину и периодически ее использовать. Можно было бы вспомнить недобрым словом и Ваняна с Айрикяном, лобызающихся с этим человекоподобным существом. Но не буду этого делать, потому что обо всем этом уже давно сказал в своих работах мой старший друг и соратник Левон Грантович Мелик- Шахназарян. Обращусь к одной из его, пожалуй, лучших работ - "Цивилизационная несовместимость".
"Этническая несовместимость между отдельными народами существует, и истоки ее необходимо искать не в генетике, и не в религии, а в цивилизации. (...) Мы - разные. Это - необходимый посыл для правильного понимания межэтнических контактов. Данная аксиома не обязательно требует определения "хороший - плохой", достаточно констатации того, что мы разные. У нас сформировавшееся и созревшее в процессе истории разное мировоззрение, разные оценки одних и тех же явлений, разное понимание морали, разнящийся быт, различное отношение к чести, милосердию, морали, правде... У нас разные внутрисемейные отношения, разное отношение к детям, родителям, другим членам семьи. (...) Цивилизация консервативна, и требовать от потомственного кочевника-турка впитать в себя ценности оседлого человека, все равно, что требовать от шакала пастись на лужайке. Наша этническая философия, наше мировоззрение складывались в иных условиях, наше национальное благосостояние зависело от нашего труда, а не от меча. Меч необходим при защите Родины, в остальное время нашим оружием являлся плуг. Образ жизни оседлых и кочевых народов не менялся в течение десятков веков. Мы - созидатели, они - потребители. Мы - воины, они - грабители. Наше богатство от земли, у них - набеговое хозяйство, опирающееся на грабеж поселений оседлых народов. Мы - от земли, они - на земле. У нас разная этика, разные ценности. У нас взаимоисключающая цивилизация. Между нами существует пропасть этнической, цивилизационной несовместимости. Это - объективная данность, без учета которой невозможно понять многие из происходящих в мире событий".
По-моему, все блестяще сказано и разложено по полочкам. Пляски на крови невинно убиенного Гургена Маргаряна, экзальтация подлого ночного убийцы, убийство в тюрьме заблудившегося пастушка Манвела Сарибекяна (бедному парнишке буквально вывернули все внутренности наизнанку - П.), недавний обстрел врачей, приведший к тому, что подорвавшийся на мине житель приграничного тавушского села Эдик Даллакян, вовремя не получив медицинскую помощь, умер от потери крови, продолжающаяся уже два месяца эпопея издевательств над военнопленным Акопом Инджигуляном, постоянные обстрелы наших населенных пунктов, военных и гражданских объектов, отказ отводить снайперов... И ложь, много лет растекающаяся по всему миру, нет, не рекой, - бешеным потоком, неудержимой лавиной.
Список можно продолжать до бесконечности. При этом мировое сообщество не брезгует обделывать дела с людоедами из соседнего образования, по ходу принимая резолюции по выдуманным событиям и пытаясь втиснуть палача и жертву в рамки пресловутого паритета. Углеводороды привычно перевешивают и справедливость, и человечность, и любую мораль. Достаточно прочитать последний доклад крыс из так называемой "Международной кризисной группы", чтобы убедиться, что мир вокруг нас за 100 прошедших после Геноцида лет нисколько не изменился. Скорее стал еще более циничным соучастником клеветы и бесчестия.
Но вернусь к рассказу Фредерика Брауна. По ходу сюжета человек пытается избежать роковой схватки и договориться с пришельцем:
"Не заключить ли нам мир - вы остаетесь в своей галактике, мы - в своей?"
А дальше...
"И ответ пришел - он обрушился на него почти физически, так что Карсон пошатнулся. Он даже отступил на несколько шагов в ужасе от силы и глубины той ненависти, той жажды убивать, которые открылись перед ним в переданных Пришельцем образах. Не в членораздельных словах, а в волнах дикой ярости. Какое-то мгновение, показавшееся ему вечностью, он боролся с силой этой ненависти, чтобы очистить от нее свой разум и отогнать чуждые мысли, которые он допустил себе в голову. Его затошнило".
И еще:
"На его мозг с потрясающей силой обрушились мысли Пришельца. Он почувствовал дикий ужас от этих совершенно чуждых, иных мыслей, которые он ощущал, но не мог ни понять, ни выразить, потому что ни в одном земном языке не нашлось бы для них слов, ни в одной земной душе - представлений. Он подумал, что мысли паука, или богомола, или марсианской песчаной змеи, обрети они разум, показались бы по сравнению с этим родными и милыми. Он теперь понял, что то таинственное существо было право. Человек или Пришелец - во всей Вселенной было место только для одного их них. Они были дальше друг от друга, чем бог или дьявол, - между ними не могло быть даже равновесия".
Не правда ли, данное описание исчерпывающе подходит для батыева и прочей бакинской мрази, перебирающей грязными щупальцами по клавиатурам своих компьютеров, а также жадно внимающим им полчищам пустоглазых сафаровоподобных поклонников топора?
Понятно, что рассказ, написанный Фредериком Брауном в 1944 году, был навеян событиями Второй мировой войны и борьбой человечества с фашизмом. Однако фашизм отнюдь не исчез вместе с Нюрнбергским трибуналом. Потому что преступления не менее жестокие, совершенные турецкой нелюдью в Западной Армении и Анатолии, Константинополе и Киликии, Восточной Армении, Баку, Нухи-Арешском регионе и Арцахе не получили ни должной огласки, ни осуждения, ни воздаяния. Сейчас тоннами лжи, углеводородов и черной икры человекоподобное зверьё всеми силами судорожно пытается узаконить последствия Геноцида, пуская при этом в ход любые средства, в том числе многолетнее превращение своих соплеменников в агрессивных фашиствующих зомби с желеобразной массой вместо мозгов.
Однако лекарство от этого недуга имеется. Это - уничтожение преступного искусственно созданного турецкого образования в Восточном Закавказье и тотальная принудительная дефашизация его населения. И если мировое сообщество не желает заниматься усмирением разжиревшего на мазутных кормах монстра, мы опять должны сделать это сами. Надо только прислушаться к мудрым словам ушедшего от нас Мец Варпета Соса Саркисяна и научиться не прощать. И надеяться, что на этот раз, когда в Ереван и Степанакерт вновь со всех сторон посыплются звонки из центров силы с просьбой остановить наступление, а из Баку - со слезами, соплями и мольбой об очередном перемирии, нашим руководителям хватит духа и ума не отвечать на них до окончания лечения...
ПАНДУХТ

Источник: 
Voskanapat.Info