И незаменимые, оказывается, есть...

Памяти нашего замечательного друга и автора
Татьяна Корсакова
Девять дней назад не стало Сергея Андреевича Котова - историка, педагога, журналиста, первого заместителя генерального директора Российского государственного архива социально-политической истории. Пришел утром 27 апреля на работу, поднялся на свой этаж, вышел из лифта и упал. Сердце. Говорят, именно оно вмещает душу, а в отношении Котова - большую душу.
Он с детства очень любил роман Паустовского "Дым отечества" - роман небольшой, чистый, милый, чуточку наивный и, в общем, радостный оттого, что был написан уже в конце Великой Отечественной войны. А Сергею Андреевичу это произведение было близко еще и тем, что в нем говорится о Великом Новгороде - бесконечно любимом городе, в котором Котов родился и в котором до сих пор живет его мама Ираида Ивановна - педагог, многолетний директор средней школы.
Современные "нарциссы" часто любят повторять: "Человек есть то, что он ест". Забывая, что на самом деле человек состоит из прочитанного, продуманного и прочувствованного. На предпоследней странице "Дыма отечества" один из главных героев романа, немолодой художник Николай Генрихович Вермель с легкой грустью говорит: "Мне шестьдесят лет... Что делать! Я хотел бы прожить еще сто лет. Я хотел бы работать, не отдыхая ни часа..." Так мог сказать о себе и Котов. Он ведь тоже всю жизнь работал, не отдыхая ни часа. И лет ему было примерно столько же, сколько его любимому литературному герою, - 63.
Мы познакомились с Сергеем Андреевичем ровно 15 лет назад, когда меня пригласили поработать "хоть полгодика" в "Практический журнал для учителя и администрации школы", где Котов был главным редактором. "Полгода" превратились в 12 с лишним лет. Коллектив в журнале был крошечный, и мы в первые годы регулярно ездили в командировки за региональными номерами втроем: главный редактор, Татьяна Михайловна Костыгова, наш обозреватель, лауреат премии Союза журналистов СССР, и я, зам. главного. Много где побывали - Орловская область, Ленинградская, Ярославская. Калужская, Питер, Псков, Арзамас, Брянск, его любимый Великий Новгород... Однажды, когда мы приехали в Вологду узнать и рассказать об опыте педагогов области, нам предложили в середине командировки съездить в Кириллов и Ферапонтово посмотреть знаменитые монастыри. Уже в машине с улыбкой предупредили: "Ничему не удивляйтесь. Сейчас вон какая метель метет, а как подъедем к Ферапонтову монастырю, - над ним обязательно будет светить солнце. Вот увидите".
И мы действительно увидели солнечный диск над сверкающими вокруг монастыря снежными полями.
Тогда мне это показалось обыкновенным православным чудом. А теперь представляется символом того, как жил наш главный редактор.
Он никогда - как бы ни расстраивали его люди и обстоятельства - не бывал ни злым, ни раздраженным, ни грубым, ни высокомерным.
Он легко и охотно приходил на помощь неумелым и быстро расчищал обстоятельства, чтобы те не мешали хорошим людям работать и жить.
Котов за свою жизнь успел побывать и ученым, и чиновником высокого уровня, и даже предпринимателем. Правда, фирма у него была самая оригинальная из всех, какие мне только приходилось видеть на журналистском веку - образовательная. В самые тяжелые для отечественной науки годы Сергей Андреевич задумал знакомить с научными достижениями Союза ССР зарубежных школьников! И преуспел. Даже педагоги маленького Люксембурга привозили своих учеников в Москву, что уж говорить о более крупных странах. Мне довелось наблюдать юных финнов, которых Котов привез не куда-нибудь, а в Королев, в святая святых Российской космонавтики - Центр управления полетами. Надо было видеть, с каким вдохновением рассказывал им о Космосе и его законах видный русский ученый, доктор физико-математических наук, астрофизик. А Сергей Андреевич, высокий солидный мужчина с изящными манерами аристократично воспитанного джентльмена, радовался, как ребенок, тому, что вот и он участвует в создании реального образа страны, который столь успешно разрушали в течение нескольких гиблых лет его личные, как он считал, враги.
Да, у него были эти могущественные, но для народа виртуальные враги, - те, кто разрушал его Родину, крал у нее, грабил простых людей, обещал златые горы каждому, но способен был дать только... МРОТ.
И он боролся против них, не жалея ни здоровья, ни душевных сил. А как может бороться интеллектуал? Пером. Вернее, клавишами компьютера. Но, прежде всего, правдой, которую Котов, как никто другой, хорошо знал, - и страстью своего сердца.
Он много писал для "Столетия.ру", полагая это интернет-издание наиболее честным, объективным и профессиональным среди современных СМИ. За 6 лет, с 2007 по 2013 годы, С.А. Котов опубликовал в "Столетии" под своим именем и под псевдонимами (чтобы "не мелькать" часто) Андрей Терентьев, Савелий Носков, Борис Иевлев, Андрей Борисов 588 (!) статей и коротких, но точных, как одиночный выстрел снайпера, заметок по поводу актуального и неотложного.
Он был и близким другом Клуба журналистов всех поколений "Комсомольской правды". Благодаря его помощи газета получила разрешение создать в фондах РГАСПИ свой исторический архив, получила доступ к другим его фондам, что помогло, в частности, разыскать фотопортреты и биографические данные всех главных редакторов "Комсомольской правды", начиная со дня ее основания в 1925 году. Сергей Андреевич был преданным читателем газеты, заинтересованно откликался на ее публикации, многие из которых использовал для архива: наряду с историческими документами статьи и письма в "КП" становились полноправными свидетельствами эпохи.
В юности, еще до аспирантуры, Сергей Андреевич успел поработать и педагогом, досконально изучил проблемы профессионально-технического образования и был убежден, что именно в школах и ПТУ закладывается будущее страны. В вузах оно только шлифуется. Но вот каких людей воспитают учителя и мастера - таким это будущее и будет.
В нашем "Педагогическом журнале..." Котов публиковал много собственных материалов - и блестящие "Колонки главного редактора", и статьи на различные педагогические и политические темы. Доставалось и доморощенным либералам, и украинским чиновникам от образования, которые еще во времена Ющенко упорно тянули свою школу в эпоху средневековья.
Как он мог так точно предвидеть развитие событий в соседней стране - уму непостижимо! Но что тут удивляться? Мой шеф хорошо знал историю и ее законы. А людей, действующих в истории, знал еще лучше.
С 2013 года Сергей Андреевич целиком погрузился в работу РГАСПИ и стал там незаменимым. Организация многочисленных выставок, в т.ч. в Совете Федерации, участившихся визитов иностранных гостей, живо интересовавшихся сокровищами архива, публикациями опытных и молодых специалистов РГАСПИ, хозяйственные дела: от ремонта старых уже помещений до проблем питания сотрудников, встречи с журналистами, публикации живых архивных материалов в газетах и журналах - он вникал во все. Я по старой памяти, бывало, захаживала к нему на чашечку кофе, но старалась поскорее уйти, потому что к нему в кабинет непрерывным потоком и, главное, совершенно запросто, несмотря на его высокий статус, лишь постучав, шли люди.
На прощании с Котовым главный специалист РГАСПИ, доктор исторических наук Л.А. Лыкова отозвалась о покойном коллеге очень неожиданно: "Он герой и погиб, как герой. Он бежал на работу! А мы его ждали..." И одна из самых молодых сотрудниц, специалист РГАСПИ Анастасия Завьялова сказала о Сергее Андреевиче так, как редко говорит подчиненный о начальнике: "Я пришла в архив незадолго до очередного Нового года. И Сергей Андреевич стал для меня новогодним чудом. Я росла без отца, и Котов стал для меня отцом. Был тяжелый момент, когда я во всем сомневалась, хотела уйти из архива. Сергей Андреевич заметил это и сказал, чтобы я зашла с ним посоветоваться. И все сомнения прошли. Он мог в четыре часа ночи написать мне, да и другим тоже: я в тебе не сомневаюсь. Это счастье, что в моей жизни был такой человек. За 24 года жизни никто меня так не поддержал. Спасибо вам, - обратилась Настя к Ираиде Ивановне, матери Котова, - что вы подарили миру такого человека".
Ираида Ивановна, превозмогая горе, встала и ответила всем, кто сказал о ее сыне:
- Милые люди, все, что вы говорите, я слышала от Сережи. Я вас всех знаю. Он звонил ко мне в Новгород каждый вечер...
И вот это ее "милые люди", произнесенное в самый страшный для матери момент, объяснило все в характере и жизни Котова.
P.S. С нашим Фондом исторической перспективы Сергея Андреевича Котова связывали долгие годы совместной работы. Наиболее заметными результатами этого сотрудничества было появление документальных публикаций, получивших широкий общественный резонанс.
Так, в 2010 году вышла в свет книга "Ялта - 45. Начертания нового мира" - первая факсимильная публикация документов Крымской конференции союзников Антигитлеровской коалиции, хранившихся в личном архиве И.В. Сталина в РГАСПИ. На Ялтинской конференции были заложены важные решения о будущем Европы и мира после Второй мировой войны. Документы сопровождаются статьями, рассматривающими конференцию с точки зрения современной геополитики, окрашенной трагическими событиями последних десятилетий. Книга быстро стала библиографической редкостью - и к 70-летию Великой Победы в 2015 году была переиздана и разослана в федеральные и региональные университеты и просветительские учреждения.
А в 2014 году - к 100-летию начала Первой мировой войны - при содействии С.А. Котова появилась книга "Свет и тени Великой войны. Первая мировая в документах эпохи". Это уникальное издание содержит архивные документы, публикации русских мыслителей, публицистов, государственных деятелей и хорошо проиллюстрировано.
Сергей Андреевич, нам будет очень не хватать Вашей масштабной личности, профессионализма и творческого отношения к делу.
Царствие небесное!
Специально для "Столетия"
Статья опубликована в рамках социально значимого проекта "Россия и Революция. 1917 - 2017" с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 N 96/68-3 и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией "Российский союз ректоров".

Источник: 
Столетие.ru