Кто ж его посадит?

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ
На прошлой неделе стало известно, что идущее почти год шоу под названием "Расследование дела "Оборонсервиса"" лишилось главного героя - Анатолия Сердюкова, а вместе с ним и основной интриги. Публика, ожидавшая, что впервые в новейшей истории страны в тюрьму посадят хоть и бывшего, но федерального министра, разочарована. Между тем для самих участников расследования такой финал не стал неожиданностью - они с самого начала знали, что "тянут пустышку".
СЕРГЕЙ ДЮПИН
Пафос и лирика
Уголовное дело о масштабных хищениях имущества Минобороны через структуры ОАО "Оборонсервис" началось красиво и с большой помпой. Друзей и подруг министра обороны Анатолия Сердюкова, занявших при нем хлебные должности в системе министерства и аффилированных коммерческих структурах, в октябре прошлого года задерживали одного за другим. Очень быстро все они стали обвиняемыми по делу. Газеты пестрели умопомрачительными картинами быта военно-хозяйственных олигархов. Трехэтажная квартира на Патриарших с собственным бассейном и выступление Джей Ло на юбилее гендиректора ОАО "Славянка" Александра Елькина. Двухэтажная квартира в районе "золотой мили" и коллекция из 900 ювелирных изделий у начальника департамента имущественных отношений военного ведомства Евгении Васильевой. Суммы изъятой у будущих обвиняемых наличности поражали воображение количеством нулей.
Главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР, возбудившее уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), объяснило тогда и происхождение изъятых ценностей. По версии следствия, чиновники и коммерсанты разбогатели на торговле военными объектами, которые были признаны в рамках проводимой в армии реформы непрофильными. Их передали из Минобороны в систему подконтрольных ОАО "Оборонсервис" акционерных обществ, а затем продали, как полагает следствие, "своим" покупателям по заниженным ценам. С учетом того что в число непрофильных объектов попали и расположенные в центре Москвы здания Минобороны, и крупнейшие военные заводы, и проектные институты, отели, памятники архитектуры в Санкт-Петербурге, базы отдыха на Черном, Азовском и Каспийском морях, ущерб от их продажи, по версии следствия, исчислялся миллиардами рублей.
Тогда, в ноябре 2012 года, никто не сомневался, что провернуть столь масштабные аферы с военным имуществом без ведома министра обороны его подчиненные не могли, и участники расследования достаточно откровенно давали понять, что уверенно подходят к Анатолию Сердюкову по цепочке. Ее первым звеном стала обвиненная в мошенничестве и арестованная экс-директор ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт"" Екатерина Сметанова, выполнявшая в системе продаж функции риэлтора. Она сообщила, что всеми сомнительными сделками с военной недвижимостью руководила Евгения Васильева, близкая подруга Анатолия Сердюкова. Следствие рассчитывало, что Васильева, также обвиненная в мошенничестве, пояснит, от кого получала команды. Однако она отказалась давать показания.
Следует отметить, что у ГВСУ был надежный и проверенный способ разговорить молчаливую обвиняемую, для начала добившись в суде ее ареста. Дело резонансное, а обвинения довольно тяжелые, поэтому взятие бывшей чиновницы под стражу выглядело бы оправданным как с юридической, так и с моральной точки зрения. Однако, как рассказал источник, близкий к следственно- оперативной группе, непосредственно перед поездкой в суд следователю дали понять, что ему следует ограничиться просьбой о домашнем аресте для Евгении Васильевой.
В итоге она получила в качестве меры пресечения домашний арест в своей четырехкомнатной квартире на Остоженке. Со временем адвокаты добились для фаворитки бывшего министра и вовсе санаторных условий содержания: Васильевой разрешили гулять, общаться с друзьями и родственниками, не являющимися фигурантами уголовного дела "Оборонсервиса", пользоваться услугами повара, медсестры и горничной. Арестантка занялась сочинением стихов, которые даже пообещала опубликовать. Пребывая в этом лирическом настроении, она не признала вины и не дала показаний против бывшего босса и близкого друга Сердюкова.
Десять месяцев ареста в четырехкомнатной квартире не сломили Евгению Васильеву, и вины своей она не признала
Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ
В атмосфере туманных намеков
По данным источников "Денег" в правоохранительных органах, за все время разбирательства по делу "Оборонсервиса" никто и никогда не пытался открыто давить на следствие. Иначе говоря, указаний обвинить кого-либо или, наоборот, вывести обвиняемого из-под удара следствию не поступало. Между тем в следственно-оперативной группе по делу, состоящей из сотрудников ГВСУ, военной контрразведки ФСБ и главного управления экономической безопасности МВД, постоянно циркулировали некие "соображения", как следует поступить в той или иной ситуации. Особенно настойчиво и явно позиция неизвестных кураторов проявлялась, когда решения касались непосредственно Анатолия Сердюкова. Участники расследования, по словам собеседника "Денег", конечно, могли бы и проигнорировать "мнения", представляющие, по сути, слухи, но все они понимали, что не стоит этого делать.
Между тем, как показали последующие события, к появляющимся в правоохранительной среде неофициальным пожеланиям действительно стоило прислушиваться. Буквально через месяц после начала расследования свою позицию по делу "Оборонсервиса" и возможной причастности к нему Анатолия Сердюкова обозначили первые лица государства. Пусть и в обтекаемой форме, они дали военным следователям понять, что гнать лошадей им особенно не следует.
Президент России, снявший Анатолия Сердюкова с поста для "обеспечения объективного расследования", отвечая на вопрос о его возможном трудоустройстве, заявил, что, поскольку "ни следствие, ни суд не предъявляли бывшему министру никаких претензий", он вполне может где-то работать. "У нас же не 37-й год",- отметил президент. Вслед за тем глава СКР Александр Бастрыкин в интервью "Российской газете" пояснил, что его ведомство не может "просто так сказать, что эти женщины и Анатолий Сердюков что-то украли". По словам Бастрыкина, он поставил перед подчиненными задачу провести экспертизы и только после получения их результатов делать выводы. "А может, эксперты, наоборот, скажут, что такова была конъюнктура рынка?" - предположил глава СКР. Наконец, позицию властей в этой истории окончательно сформулировал новый глава Минобороны Сергей Шойгу. Он обратился к Александру Бастрыкину с ходатайством о признании своего ведомства потерпевшим по одному из эпизодов дела "Оборонсервиса" - о продаже коммерсантам акций стратегически важного и засекреченного 31-го института спецстроительства Минобороны - и указал, что отчуждение предприятия стало возможным из-за "введения в заблуждение" его предшественника. Формулировка прочно утвердилась и была перенесена затем во все материалы уголовного дела.
До ареста по делу о хищениях в Минобороны Александр Елькин жил на Патриарших в трехэтажной квартире с бассейном, а на его дне рождения выступала Дженнифер Лопес
Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ
Ни дать, ни зять
Между тем у военного следствия в затянувшейся игре против Анатолия Сердюкова оставался в запасе еще один козырь - муж сестры экс-министра Валерий Пузиков. Коммерсант Пузиков, по мнению следствия, активно пользовался непрофильными объектами военного ведомства, а его именитый шурин как мог способствовал обогащению родственника. В 2009 году господин Сердюков выбил для своего ведомства участок площадью около 1 га на побережье Черного моря, убедив администрацию Анапы, что на этой земле должна быть возведена радиолокационная станция для перебазирующихся из Севастополя кораблей Черноморского флота. Однако вскоре после переоформления прав собственности там появилась база отдыха "Большой Утриш" с элитными коттеджами и пирсом для яхт. Застройщиком земли выступил господин Пузиков с партнерами, а один из коттеджей, как выяснили изучившие проектную документацию следователи, был условно обозначен в чертежах как дача министра. Возможно, благодаря этому странному совпадению и вся база "Утриш" именовалась в армейской среде не иначе как сердюковской дачей.
Пузиков, как полагают в ГВСУ, был прямо или косвенно причастен едва ли не к половине всех фигурирующих в деле "Оборонсервиса" сделок с военными землями, зданиями и акциями предприятий, однако непосредственное и личное участие в его обогащении экс-министр Сердюков принял лишь в одном эпизоде. Речь идет о базе отдыха "Житное", расположенной в дельте Волги, в Икрянинском районе Астраханской области, и ориентированной только на высокопоставленных гостей. Эта база при министре Сердюкове стала чуть ли не объектом номер один в армейской системе. Глава оборонного ведомства регулярно посещал "Житное" в компании друзей, в том числе самых высокопоставленных.
По понятным причинам Сердюков не жалел военных сил и средств для обустройства элитной базы. Восьмикилометровую асфальтированную дорогу к "Житному" из ближайшего села Краса прокладывал инженерный батальон Минобороны, а озеленением базы целый месяц занимался взвод технического персонала из полка дальней авиации. Благоустройство, как рассказали бывшие подчиненные Анатолия Сердюкова, курировал он лично: отдавал распоряжения о привлечении рабочей силы и закупке стройматериалов, утверждал всю проектную и сметную документацию, даже летал над "Житным" на военном вертолете, проверяя качество работ.
Проявленное главой оборонного ведомства рвение, по мнению военных следователей, объяснялось не только его стремлением обеспечить достойный прием "випам", но и тем, что "Житное", как выяснилось позже, принадлежало его зятю Пузикову. Помощь родственнику ГВСУ посчитали злоупотреблением должностными полномочиями и возбудили уголовное дело по соответствующей статье УК РФ - 285-й.
Как утверждают юристы, дела по этой статье всегда возбуждаются в отношении конкретного лица. Иначе говоря, если следствие устанавливает сам факт злоупотреблений, у них должен быть и вполне конкретный автор. Между тем, после того как в недрах правоохранительной системы зародилось мнение, что переводить в категорию обвиняемых экс-министра Сердюкова нежелательно, с вероятным подозреваемым по этому делу вышел досадный казус. Дело было возбуждено против "неустановленных должностных лиц Минобороны". В ГВСУ, возбудившем это дело, надеялись, что на "ошибку" им укажет надзирающая за расследованием Главная военная прокуратура, но странная формулировка почему- то не вызвала вопросов. В итоге Сердюков даже в уголовном деле о благоустройстве "Житного" сохранил ставший для него привычным статус свидетеля.
Дорожное дело с его ущербом около 70 млн руб., как говорят участники расследования, несколько терялось на фоне миллиардных хищений, но тем не менее было самым близким к Анатолию Сердюкову и наиболее опасным для него. При малейшей перемене политического климата именно в эпизоде с "Житным" юридический статус Анатолия Сердюкова мог быть изменен со свидетеля на подозреваемого.
Однако отмашки на раскрутку должностных злоупотреблений по астраханскому эпизоду в ГВСУ так и не дождались. Зато, как выяснилось на прошлой неделе, сам именитый свидетель и его родственник все это время не сидели сложа руки. Еще в августе основные дольщики владеющего базой ООО "Житное" Валерий Пузиков и его партнер Артур Позов провели внеочередное собрание, на котором постановили безвозмездно передать свое имущество в дар государственным автономным учреждениям Минобороны - Студии военных художников им. М. Б. Грекова в Москве и Центральному музею бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Ни в музей, ни в студию передаваемое имущество, правда, не поступило, а после затяжных переоформлений и согласований в системе Минобороны оказалось на балансе все того же ОАО "Оборонсервис". По словам сотрудников базы, переоформленное "Житное" уже успело принять первых гостей и даже понести первые потери: во время отдыха военных чиновников из "новых" было разбито несколько дорогих уличных светильников, установленных еще при прежних хозяевах.
После передачи базы в систему Минобороны, как полагают участники расследования, дальнейшее разбирательство по дорожному и озеленительному эпизодам потеряло всякий смысл. "Получается, что "Житное" министр Сердюков благоустраивал уже в интересах ведомства, а не своего родственника,- пояснил близкий к расследованию источник "Денег".- Иначе говоря, его действие как таковое осталось, но состава преступления в нем уже нет". Приблизительно с такой формулировкой в ближайшее время и будет прекращено расследование уголовного дела о благоустройстве базы.
В связи с последними событиями можно оценить перспективы дальнейшего уголовного преследования Анатолия Сердюкова в целом: экс-министр, можно сказать, отделался испугом. А другой цели организаторы громкого уголовного дела "Оборонсервиса", видимо, и не преследовали. Бывший чиновник, как полагают эксперты, не просто не справился с поставленной государственной задачей, а нанес личную обиду кому-то из своих еще более высокопоставленных кураторов. За это правоохранительной системе и поручили публично выпороть его, а затем еще подержать за горло до тех пор, пока не раскается и не запросит пощады. Как только это случилось, следствию тут же дали команду ослабить хватку.
Сергей Дюпин

Источник: 
Коммерсантъ.ру