"С детства был поклонником советской космической программы"

Альфонсо Куарон рассказал "Газете.Ru" о фильме "Гравитация" с Сандрой Буллок и Джорджем Клуни
Режиссер Альфонсо Куарон
Фотография: Juan Naharro Gimenez/Getty Images | Владимир Лященко
Альфонсо Куарон рассказал "Газете.Ru" о фильме "Гравитация", его философских основаниях, метафоре перерождения и внутреннем космосе Сандры Буллок.
Безвоздушный балет
Режиссер "Аватара" и "Титаника" Джеймс Кэмерон уже объявил "Гравитацию"
Альфонсо Куарона ("И твою маму тоже", "Гарри Поттер и узник Азкабана", "Дитя человеческое") лучшим фильмом о космосе из когда-либо снятых, поставив ее таким образом выше "Космической Одиссеи" Стенли Кубрика, "Соляриса" Андрея Тарковского, "Чужого" Ридли Скотта и любой другой кинокартины, которую вы вспомните.
Понять Кэмерона легко: он любит красоту, достигаемую с помощью технических решений, а то, что сумели показать Куарон, гениальный оператор Эммануэль Любецки и люди, нарисовавшие космос в компьютерных программах, впечатляет. На экране крайне достоверно воссоздается состояние невесомости, которая вмиг обращается уязвимостью, когда российская ракета сбивает российский же спутник и непреднамеренно запускает облако осколков кружить по орбите, сея разрушение и смерть.
Но до того, как случится катастрофа, космос предстает едва ли не детской площадкой. Вы когда-нибудь играли с наполненным гелием воздушным шариком так, чтобы он ударялся о ладонь, отскакивал, натягивал соединяющую его с рукой бечеву и вновь возвращался к ладони? А теперь представьте, что воздушный шар - это астронавт в наполненном воздухом костюме, бечева - соединительный трос, а ладонь - корпус космического шаттла. Находящийся в скафандре жизнерадостный инженер Шариф (Пол Шарма) подобен ребенку: толчок ногами, натяжение троса, возвращение, смех.
Командир экипажа лейтенант Мэтт Ковальски (Джордж Клуни) тоже играет, но в более высоком смысле слова "игра". Он, подобно достигшему просветления гуру, созерцает Землю с высоты, травит байки-притчи и незлобиво желает побить рекорд Анатолия (советско-российский космонавт Анатолий Соловьев суммарно провел в открытом космосе 82 часа 22 минуты. - прим. "Газеты.Ru"). Его не страшит гибельная пустота, а в критический момент он готов любоваться с орбиты восходом над рекой Ганг, чего и другим советует.
И только доктор Райан Стоун (Сандра Буллок) космоса боится. Она не космонавт, а научный сотрудник. От невесомости ее мутит, играть настроения нет. Ее состояние большую часть фильма точно передают строчки из песни петербуржцев 2h Company: "Без воздуха пустота - вот и весь космос вам! Долбаный космос, долбаный космос".
Героиня Буллок проходит процесс перерождения: за тошнотой следует паника, затем она сворачивается младенцем среди проводов в утробе спасительной сферы шлюзового отсека. Когда же капсула "Союза" силится покинуть МКС, она путается в пуповине парашютных тросов.
Выстраивая довольно прямолинейный ряд метафор, Куарон проделывает примерно то же, что осмеянный за "Фонтан" Даррен Аронофски, но ступает осторожнее. Его история про то, как человек попал в открытый космос для того, чтобы обрести себя, но не для того, чтобы углубиться в просторы Вселенной. Оттого и телескоп Хаббла, этот технический глаз, с помощью которого человечество пытается разглядеть окружающий бескрайний простор, разносит в клочья первым делом.
"Земля - колыбель человечества, но нельзя вечно оставаться в колыбели", - говорил Константин Циолковский, Куарон мог бы повторить эту реплику слово в слово, вовсе не имея в виду необходимость покинуть дом.
- Вы с сыном Хонасом написали этот сценарий, только когда 3D-технологии в очередной раз вернулись в кино и достигли нового уровня, или эти технологии просто вовремя подвернулись?
- Я всегда обожал космос и хотел снять про него фильм, но уже первая версия сценария называлась "Гравитация: Космическое напряжение в 3D". Так что мы с самого начала придумывали эту историю в 3D, только понятия не имели, как именно будем снимать. Я вообще полагал, что съемочный процесс займет пару недель: два героя, пустота, да что тут вообще снимать? Казалось, что основные усилия будут потрачены на компьютерную графику, а вышло не совсем так.
- То есть то, как показывать на экране невесомость, тоже заранее не придумали?
- Нет, понятия не имели, что будем делать, хотя понимали, что по старинке не получится: все эти тросы, на которых актеры и дублеры болтаются, сильно ограничивают степень свободы. Плюс подвешенные люди глупо выглядят: висеть на канатах, вращаться и при этом еще что-то играть, вести диалоги совершенно нереально. У нас же герои почти весь фильм проводят в состоянии нулевой гравитации, "плавают", вращаются в трехмерном пространстве. Мы взяли на вооружение роботов, которых используют в машиностроении. Видели когда-нибудь, как свободно они двигаются и крутятся в различных направлениях? Эти роботы управляли камерами, а артисты помещались в центр специальных конструкций: представьте Сандру внутри куба девять на девять метров, а вокруг нее камеры крутятся, плюс светодиоды, но... Я даже не знаю, как объяснить всю схему.
- Когда смотрел фильм, у меня было ощущение, что вы все это в падающем самолете снимали.
- Кстати, мы действительно долгое время рассматривали вариант с использованием самолетов, которые NASA применяет для создания невесомости при подготовке астронавтов. В Голливуде уже летали внутри "блевательной кометы" (прозвище самолета C-131 Samaritan, в котором тренируют летчиков для космических полетов), когда снимали "Аполлон 13". Но для длинных сцен и этот вариант не годится: спуск борта по параболе длится около 25 секунд, то есть десяток минут одним планом никак не снимешь. Поэтому пришлось изобретать нечто новое.
- И по поводу каждой детали с учеными консультировались?
- Конечно, мы же о многом не задумывались, пока не начали консультироваться с физиками и космическими инженерами. Даже такие базовые вещи, как то, что в космосе нет горизонта, нет верха и низа, что предметы в отсутствие сопротивления воздуха ведут себя не так, как мы привыкли, осознаешь в полной мере только в процессе работы над сценами.
- И не было ничего такого, про что ученые сказали бы "нет, так быть не может", но вы бы все равно оставили - красоты или метафоры ради?
- Мы старались быть крайне аккуратны и точны во всем, что касается физики. Да, катастрофического события такого рода никогда не случалось, и оно маловероятно, но опять же его нельзя назвать принципиально невозможным. И в драматургических целях мы немного изменили конфигурацию модуля "Союз", но это не противоречит науке.
- В остальном космические аппараты воспроизведены точно?
- О, да, то, что вы видите на экране, - это точные реплики "Союза" и Международной космической станции.
- Постараюсь не выдавать детали сюжета, но у вас большая часть экранного времени связана с еще советскими космическими технологиями: "Союз", его китайская версия, российский скафандр - вы ведь могли и без всего этого в голливудском фильме обойтись?
- Мог бы, но я с детства являюсь поклонником советской космической программы. То есть я с интересом следил и за американскими успехами, и за советскими, но, когда мы с мальчишками играли в освоение космоса, всегда был советским космонавтом, а не астронавтом и до сих пор обожаю советский космический дизайн. Отсюда в фильме и "Союз", и советский скафандр "Сокол".
- А вам не кажется, что со времен космической гонки поугас энтузиазм и исследователей, и вообще людей?
- Есть такое, лет 40 назад казалось, что еще немного - и мы полетим за пределы Галактики. И не только такие события, как первый полет человека в космос или первая высадка на Луну вызывали интерес. Помню, как с восторгом смотрел на запуск спутника по телевизору. Это было исключительное событие.
- У Станислава Лема в романе "Возвращение со звезд" рассказывается, как люди перестали стремиться в космос, выбрав безопасную жизнь.
- Я в детстве и Лема читал, и Бредбери, сейчас уже гораздо реже берусь за книги. Но и у этих писателей, и у меня космос - это не всегда буквально космос. В "Гравитации" космическое пространство, то, что окружает героиню, служит проекцией, метафорой внутреннего пространства. И финал истории подчеркивает возвращение к себе. То есть это история не про космос как таковой, но космос отлично подходит этой истории, и еще космос - это очень красиво.
- То есть то, как героиня Сандры Буллок сворачивается в позе младенца, - это довольно прямая метафора?
- Да, это начало ее перерождения.
- Похоже на философию нью-эйдж.
- Правда? Не знаю, я никогда не увлекался и не интересовался нью-эйдж- делами. У меня есть собственные духовные верования, и в то же время я полагаюсь на науку, на биологическое, рациональное видение жизни и мира. Мне кажется, что эти стороны могут прекрасно сосуществовать.
- Можно ли снять философский фильм про космос, не оглядываясь на Кубрика?
- Я специально, как только засел за сценарий, решил, что ни в коем случае не буду пересматривать "Космическую одиссею 2001 года", все, что угодно, только не ее. Пересмотрел и посмотрел множество фантастических фильмов, чтобы ознакомиться с технологическими решениями, но к "Космической одиссее" даже не притрагивался. Сел бы пересматривать - меня бы парализовало, и, быть может, пришлось бы уйти из кино. Это потрясающий шедевр, и именно поэтому я старался держаться от него подальше.

Источник: 
Газета.Ru