Широко открытый космос

Сандра Буллок в "Гравитации"
Героиню Сандры Буллок, тоскующую по родной планете, тяготит даже невесомость
Премьера кино
Научно-фантастический блокбастер Альфонсо Куарона "Гравитация" (Gravity) войдет в историю кинематографа среди прочего и тем, какая жуткая очередь величайших голливудских актрис современности выстроилась за правом сыграть астронавтку, выжившую в открытом космосе практически в одном скафандре,
после отпавшей первоначальной кандидатки Анджелины Джоли как слишком дорогостоящей. Представленную в итоге на экране Сандру Буллок ЛИДИЯ Ъ- МАСЛОВА считает совсем неплохим выбором.
Восторженная англоязычная пресса приписывает "Гравитации" едва ли не такое же революционное значение, как "Космической одиссее" Стэнли Кубрика, обнаружив, видимо, известное визуальное сходство между кубриковскими и куароновскими орбитальными пейзажами. Разница, однако, в том, что изобразительные проблемы, которые в 1968 году мог решить только гений, в 2013-м вполне под силу просто терпеливому и настойчивому человеку: Альфонсо Куарону пришлось ждать лишь каких-то несколько лет, чтобы современные технологии позволили создать панораму бескрайнего космоса, вполне убедительную даже без 3D и IMAX. Более кропотливая задача, стоявшая перед оператором Эммануэлем Любецки, заключалась в том, чтобы совместить видные в скафандрах физиономии живых актеров с компьютерной панорамой звездного неба, в котором происходит действие фильма. В "Гравитации", если рассматривать ее как некий космический натюрморт, человечки явно в подчиненном положении: здесь гораздо больше места, чем маленькие человеческие лица, занимают далекая, хотя и очень красивая в таком ракурсе Земля, равнодушная Луна, пара орбитальных станций, на которых не осталось никакого народу - ни русского, ни китайского, а также проносящийся с известной периодичностью ураган из обломков русского спутника, который сами же русские и взорвали на всякий случай. "Имеют право",- комментирует герой Джорджа Клуни, олицетворяющий в "Гравитации" несокрушимое самообладание, невозмутимость, здравый смысл и смекалку. "Пусть за нас беспокоятся эти парни внизу",- говорит этот орбитальный мачо, мечтающий в своем летательном "ранце" побить рекорд некоего Анатолия Соловьева по пребыванию в открытом космосе. Вообще, пиетет Альфонсо Куарона по отношению к космическим успехам России способен доставить местному зрителю отдельное удовольствие, особенно вера персонажа Джорджа Клуни в то, что в крайнем случае космическим топливом отлично может послужить водка.
Было бы, однако, не совсем правильно считать технически и визуально изощренную "Гравитацию" некоей демонстративной залепухой с идеологической точки зрения, в которой звездолеты заправляются "Столичной", а пилоты молятся на укрепленную над приборной доской экзотическую иконку святого Христофора с песьей головой, покровителя путешественников. У Альфонсо Куарона, написавшего сценарий вместе с сыном Хонасом, мелкие, не всегда заметные, а иногда довольно нелепые сюжетные ниточки, связывающие героиню с Землей, так же важны, как болтающиеся в космосе канаты и стропы, то помогающие ей уцепиться за спасительную станцию, то, наоборот, мешающие ей стартовать к следующему пункту маршрута, тем более обреченного закончиться гибелью, поскольку после гибели четырехлетней дочки героиню на Земле никто не ждет.
Помедитировав на русского святого с собачьей головой, американская космонавтка тут же выходит на связь с китайцами, правда, не с теми, на чьем корабле она рассчитывает, если повезет, вернуться домой, а с земными китайцами, у которых где-то за сотни километров лают собаки и плачут дети. И пока героиня, расчувствовавшись и стосковавшись по родной планете, начинает самым душераздирающим образом подвывать в эфир вместе с китайскими собаками, одна из ее принявших в невесомости идеально круглую форму слезинок подплывает к самому объективу, как бы ставя вплотную вопрос о том, стоит ли покорение космоса слезинки женщины-космонавта.
Вопрос этот, разумеется, на новизну не претендует, но решение его не лишено известной психологической оригинальности. Мы так никогда и не узнаем, ради чего героиня Сандры Буллок столько времени судорожно барахталась в космосе - возможно, для того, чтобы побыстрее встретиться на том свете с покойной дочкой (в критический момент, когда она совсем уже решает прекратить борьбу и отправиться к дочке, эффектное появление погибшего вроде бы персонажа становится одним из лучших моментов "Гравитации"). Однако первым живым существом, встречающим ее на земле, становится лягушка - почти как из той басни, в которой надо было очень быстро сучить лапками, чтобы превратить молоко в масло и не погибнуть. Примерно этим же самым занимается весь фильм лягушка-путешественница, которую играет Сандра Буллок, и ее инстинктивная двигательная активность вызывает даже больше уважения, поскольку взбивать безвоздушное пространство в отсутствие гравитации значительно тяжелее.
Лидия Маслова

Источник: 
Коммерсантъ.ру