Спутник из "Детского мира"

С 4 по 10 октября проходит Всемирная неделя космоса. В странах космического клуба проводятся сотни красочных мероприятий, где фантазия бурлит, как Октоберфест пенится пивом. В России, которая считает себя родиной космонавтики, событий наперечет, они жиденькие, и даже в Центральном планетарии и в Институте космических исследований особых событий для Всемирной недели космоса не придумано.
По существу, главным событием Всемирной недели в России стали очередные слухи об отставке главы "Роскосмоса" генерала Владимира Поповкина, при котором падения ракет перестали быть сенсацией, а перешли в разряд штатных событий. Состоявшийся на днях удачный старт "Протона" вызвал неподдельное удивление, мы отвыкли от удачных стартов. 20 октября "Протону" предстоит новый экзамен, и нам уже страшно.
Научный, исследовательский, инновационный запал у нашей космонавтики иссяк. Кстати, Всемирная неделя космоса-2013 проходит под знаком исследований Марса. Россия когда-то была пионером и лидером марсианских исследований, но уже давно мы конкретных планов по Красной планете не имеем. Как и положено, широко используем Марс для политических заявлений о перспективах.
Забавной и анекдотичной выглядит недавняя 500-суточная экспедиция на Марс, проведенная в Хорошевской управе в Институте медико-биологических проблем, где группа испытателей провела полтора года в капсуле. До Марса мы долететь не можем, так хоть изобразим его на Земле.
Всемирная неделя космоса учреждена в честь двух знаменательных событий. 4 октября 1957 года СССР запустил первый искусственный спутник Земли. 10 октября 1967 года был ратифицирован международный договор о космосе, точнее договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Поскольку космос воспринимался как арена политической конкуренции и государственных амбиций, признать 4 октября международным днем было невозможно. Из другого лагеря звучали предложения назначить праздником день высадки американских астронавтов на Луну в 1969 году, как будто до этого других событий в космонавтике не было. Сошлись на компромиссе.
Но приходится с горечью признать, что в нашей стране события, связанные с 4 октября 1957 года, когда мы совершили исторический прорыв, не вызывают интереса. В 2007 году, когда отмечалось 50-летие первого запуска, я вместе с нашими космонавтами и учеными объехал несколько ведущих американских университетов и космических центров. Повсюду собирались представительные конференции, набивался полный зал, завязывались жаркие дискуссии, интерес к космическим исследованиям был неподдельный.
В России, которая при каждом удобном случае напоминает, что дала миру Гагарина, никакого интереса памятная дата не вызвала. Думаю, память отшибло по той прозаической причине, что крупный бюджет освоить было невозможно.
Первый спутник имел форму шара с диаметром 58 сантиметров, вес 83,6 килограмма. Герметичный корпус был изготовлен из алюминиевых сплавов. Внутри размещалась радиоаппаратура с источниками питания. Период обращения составлял около 96 минут. Высота орбиты 90 км (сейчас орбитальные станции летают на орбитах около 400 км).
Два радиопередатчика мощностью 1 Вт излучали сигналы на длине волн 15 и 7,5 метров. Передатчики были самые простые, не сложнее тех, что продавались в "Детском мире". Были установлены четыре антенны длиной от 2,4 до 2,9 метров. Импульсы имели длительность 0,3 сек, радиолюбители всего мира хорошо слышали космические "бип-бип-бип". Прием был возможен на расстоянии до 10 тысяч км. Когда работал один передатчик, второй отдыхал. Энергопитание обеспечивали серебряно-цинковые аккумуляторы, рассчитанные на 2-3 недели.
17 сентября 1957 года в Колонном зале Дома союзов состоялось торжественное заседание, посвященное 100-летию со дня рождения Циолковского. Доклад сделал неведомый публике член-корреспондент АН СССР Сергей Королев, который был неприлично молод всего 50 лет. Быть может, на молодость списали его пророчество: "В ближайшее время в СССР и США с научными целями будут произведены первые запуски искусственных спутников Земли". Это заявление прошло незамеченным и Западе, и в СССР.
В 1950-е годы авиация США нарушала воздушное пространство СССР не менее 10 тысяч раз. Неоднократно проводились масштабные учения, стратегические бомбардировщики целыми эскадрильями угрожающе надвигались через Атлантику и разворачивались у границы. У СССР не было столь мощной авиации. Но СССР готовил Америке неожиданный и нокаутирующий ответ, который сейчас бы назвали "асимметричным". Перед новым русским оружием самолеты были бессильны. В начале 1960-х Хрущев уже мог пугать американцев тем, что "мы делаем ракеты, как сосиски".
Разработка межконтинентальной баллистической ракеты, способной по космической орбите доставить ядерный боезаряд в любую точку планеты, была поручена Сергею Королеву. Первую инженерную записку о спутнике написал в 1954 году Михаил Тихонравов. Идея подтолкнула Королева на быстрые действия. Что бы ни говорили сейчас о том, что Королев сызмальства мечтал о далеких планетах, в тот период он был полностью поглощен созданием межконтинентальной ракеты. Однако идея Тихонравова давала возможность сделать первый шаг к мирному космосу.
16 марта 1954 года состоялось совещание у вице-президента АН СССР Мстислава Келдыша. 27 мая 1954 года Королев направил письмо министру оборонной промышленности СССР Устинову с предложением использовать мощную боевую ракету для запуска первого спутника Земли. Самой ракеты еще не было, но для спутника можно было использовать ее упрощенную модификацию.
Про советских чиновников сейчас не принято говорить лестно. Но факт остается фактом: Устинову в ситуации, когда создание ядерного носителя было вопросом выживания страны, проще всего было бы завернуть записку, но он ее поддержал. И в итоге первый спутник еще до того, как была создана межконтинентальная ракета, посадил американские бомбардировщики на аэродромы. Это был идеальный пропагандисткой ход: спутник на орбите и не до разбирательства в модификациях ракеты.
30 августа 1955 года в Военно-промышленной комиссии при Совете министров СССР было собрано узкое совещание, где представители министерства обороны выражали озабоченность в том, что увлеченность спутниками может сорвать строительство боевой ракеты. 30 января 1956 года вышло постановление правительства о выводе на орбиту в 1957-1958 годах спутника массой 1000- 14000 кг с научной аппаратурой массой 200-300 кг.
Однако в конце 1956 года выяснилось, что ракета не дотягивает до необходимой удельной тяги. Разработка аппаратуры, которую для космических полетов еще никогда не создавали, тоже задерживалась. Военно-промышленная комиссия входит в положение и устанавливает новый срок 1958 год.
Королев на Совете главных конструкторов в январе 1957 года предлагает пакет революционных идей по максимальному облегчению ракеты, чтобы гарантировать вывод на орбиту спутника массой до 100 кг. Никто из конструкторов Королева не поддержал. Но он уже 15 февраля продавил постановление правительства о запуске простейшего спутника. Соратники Королева, увлеченные задачей создания надежной и мощной межконтинентальной ракеты, не разделяли увлеченности Королева спутником.
Королев настоял на запуске. Он был умелым лоббистом и понимал, что для пользы дела на фоне временных неудач с боевой ракетой необходимо предложить импульсивному Хрущеву крупный успех. И американцам надо как можно скорее показать, что мы уже в космосе.
4 октября 1957 года в 22 часа 28 минут по московскому времени спутник ушел на орбиту, и для человечества началась принципиально новая космическая жизнь. "Работают все радиостанции Советского Союза. Передаем сообщение ТАСС" тогда впервые Левитан объявил о прорыве на новом космическом фронте. Вся мировая пресса на первых полосах несколько дней публиковала комментарии об историческом событии и две недели размещала списки городов, над которыми пролетал первый искусственный спутник. Премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан требовал от секретаря ежедневных сводок о полете спутника. Президент США Дуайт Эйзенхауэр проиграл президентские выборы молодому Джону Кеннеди, который критиковал его за космическое поражение от СССР. Впрочем, самого Кеннеди тоже ожидал космический сюрприз в виде старта Гагарина. Но это уже другая история.
Сергей Лесков
Перейти на страницу автора

Источник: 
Росбалт