Судьба космонавта

Как бы парадоксально это не прозвучало, но Альфонсо Куарону вновь удалось стать дебютантом. Сев в режиссерское кресло семь лет спустя после выхода своего предыдущего (и практически гениального, заметим в скобках) фильма "Сын человеческий", Куарон снял первый для себя фильм в 3D - и сразу же утер нос 99 процентам своих коллег, уже испытавших этот опыт.
В 600-х километрах над Землей парит "Шаттл 157", экипаж которого занимается
ремонтом модуля телескопа "Хаббл". Неподалеку летает "МКС", чуть дальше - китайская станция с непроизносимым названием (извините). И тут Центр управления полетами в Хьюстоне сообщает, что им навстречу по непредсказуемым орбитам несется поток космических обломков. Так доктор Райан (Сандра Баллок, сыгравшая пожалуй лучшую роль в своей карьере) и лейтенант Ковальски (Джордж Клуни) оказываются в открытом космосе с ограниченным запасом жизненно необходимых ресурсов и без связи с Хьюстоном. А дальше следует бенефис Баллок (с крайне редкими вкраплениями Клуни, поклонницам которого вряд ли удастся насладится своим кумиром) и космоса. Точнее - космоса, снятого гениальным (без пафоса и всякого преувеличения) оператором Эмманюелем Любецки. Ему в павильонных условиях удалось снят космос так, как никто до него не делал, а первая сцена, снятая одним 15-ти (или около того) минутным куском просто-напросто завораживает. Не отстает от своего оператора и Куарон, который сумел удержаться на грани развлекательности и снять камерную (несмотря на космический антураж) оптимистическую трагедию на тему never give up. Вдумчивый же зритель увидит в "Гравитации" и размышления о природе и сути одиночества, которого некоторые бегут, другие к нему стремятся, но нигде как в космосе его экзистенциальный ужас не ощущается столь остро. И Куарону, Любецки и Баллок передать это ощущение удалось необычайно мощно. И пожалуй правы те критики, которые уже поставили "Гравитацию" в один ряд с "Аватаром", подчеркивая тем самым революционность ленты Куарона в плане использования новых технологий не в качестве самоцели, а как неотъемлемой части выразительных средств киноязыка. Браво, Куарон! Браво, Любецки! Браво, Баллок!
1

Источник: 
Кино-Театр