В науке не всегда нужно делать то, что тебе говорят

Астрофизик Брайан Грин о том, как сделать, чтобы шестилетние дети читали серьезные книги по физике, а политики прислушались к ученым
Вышла новая книга Брайана Грина, знаменитого американского популяризатора науки, профессора математики и физики Колумбийского университета. Автор Элегантной Вселенной и Ткани космоса на этот раз представил компактную детскую историю Икар на краю времени, которую издатели рекомендуют как переложение античного мифа для поколения Звездных войн. С Брайаном Грином, приехавшим в Москву представить свою книгу, встретился обозреватель Известий.
Почему вы решили написать для детей именно художественную, а не научно- популярную книгу?
Думаю, что вот чего не хватает многим детям: чтобы науку им преподносили эмоционально. Если научную теорию запрятать внутрь занимательной истории, дети как раз получат возможность увидеть другую сторону науки.
В Икаре непокорный герой отправляется на своем звездолете в опасное путешествие к черной дыре. Есть ли у вас уже другие сюжеты для новых детских книг?
Да, я хотел бы написать серию таких книг, в которой каждая освещала бы определенную тему.
Почему вы не придумали герою какое-нибудь другое имя вам было важно обозначить связь с греческой мифологией?
Да, очень важно. Для меня важно, что миф об Икаре объясняет: ты должен делать, как тебе скажут. Иначе тебя ждет наказание. А моя история говорит, что в науке не всегда нужно делать то, что тебе говорят. Потому что тогда ты никогда не совершишь открытия. В свою очередь, совершенное тобой открытие может привести к изменению реальности, как это и случилось с героем книги. В этом суть прогресса.
Ваш Икар появился очень вовремя: у нас не так много подобных книг. А каков американский контекст?
Есть множество детских книг, излагающих научные факты. Но не так много тех, что превращают теорию в занимательную историю.
Хотелось спросить вас как одного из лучших популяризаторов науки, как случилось, что для науки сейчас настали не лучшие времена: правительства урезают бюджеты на научные исследования, ученые далеко не всегда находят поддержку в обществе.
Мне кажется, люди совершают большую ошибку. Фундаментальная наука поддерживает прогресс, результаты которого мы видим в каждодневной жизни. Мобильные телефоны, компьютеры... ничего этого не было бы без развития квантовой механики. От того, развивается ли фундаментальная наука, напрямую зависит наша жизнь. Мы должны поддерживать развитие фундаментальных исследований.
Могут ли ученые объяснить это политикам? По крайней мере, должны ли попытаться это сделать?
Не думаю, что все ученые должны обращаться к политикам. Но те, у кого есть к этому интерес, те, кто может помочь понять важность фундаментальных наук, такие ученые должны это делать, чтобы сделать месседж более понятным.
Как раз в дни вашего визита в Москву прошли акции протеста против так называемой реформы Российской академии наук. Ученые вышли к Думе но так и не были услышаны. Что бы вы посоветовали в такой ситуации?
Да, я знаю об этом. Думаю, главный совет несмотря ни на какие финансовые трудности, ни на какое экономическое давление, нельзя урезать расходы на фундаментальную науку! Понимание значимости фундаментальных исследований должно сохраняться.
Следите ли вы за географией подобных протестов? Например, гораздо более массовые манифестации не так давно прошли в Канаде.
Да, это общемировая проблема. Люди с удовольствием пользуются результатами научных открытий, но не понимают, что фундаментальная наука нуждается и в дальнейшей поддержке.
Где для вас та граница, за которую нельзя переступить, чтобы быть понятым детской аудиторией?
Эта граница совсем не там, где вы могли бы подумать. Мои взрослые книги читают и шестилетние дети. Это удивительно, но это так. Если вы сделаете чтение как вызов, многие дети его примут. Такая книга, как Икар на краю времени, может восприниматься на разных уровнях: одни прочтут ее ради сюжета, другие чтобы понять, почему при приближении к черным дырам время замедляется, кого-то вдохновит описание космоса.
Ваши дети читали Икара?
Мой сын, которому я посвятил эту книгу, попросил, чтобы ему ее прочитали. И очень расстроился, когда дело дошло до финала. В этом тоже была моя цель чтобы пятилетний читатель расплакался: тогда станет понятно, что наука что- то большее, чем абстрактная идея.
Вы выбрали очень красивое и строгое оформление. Не боялись, что книга не очень похожа на развлекательную?
Это все же не моя идея, а художника. Мы не хотели делать буквальные иллюстрации, с изображением мальчика и звездолета. Но хотели поддержать интерес к Вселенной. Поэтому выбрали фотографии, выполненные с космического телескопа Хаббл.
Какие книги повлияли на вас при написании Икара?
Конкретной книги повлиявшей нет. А мои любимые авторы Рэй Брэдбери, Артур Кларк, Курт Воннегут.
А современных авторов читаете?
Честно говоря, нет: научная деятельность, книги и дети не оставляют времени для чтения.
Читаете ли детям, какие у них любимые книги?
Все-таки, скорее всего, это Гарри Поттер.
Вы ежегодно проводите в Нью-Йорке Фестиваль науки (World Science Festival). Как возникла его идея? К сожалению, в Москве пока нет подобного события.
Мы хотели устроить праздник в честь науки. Существуют же празднования в честь музыки, моды, литературы... Почему бы не затеять что-то во славу науки?
И кстати, как раз сейчас я поговорил с людьми в Политехническом музее, они хотели бы устроить такой же фестиваль в Москве. Так что эту идею у вас поддерживают.
Звучит многообещающе. Кажется, один ваш нынешний визит стоил целого фестиваля: лекция, выступления, премьера мультимедийного спектакля Икар на краю времени, музыку к которому написал Филип Гласс.
В этот раз я приехал по приглашению Политехнического музея: все выступления прошли при его поддержке.